Нашел или украл? Конституционный Суд РФ разъяснил, как разграничить находку и кражу.

Фабула дел:

  1. Гражданка Галимьянова А. В. ехала в автобусе и увидела, как из сумочки пассажирки выпал телефон. Галимьянова А. В. никаких действий (уведомить пассажирку, кондуктора и т.п.) не предприняла, телефон забрала себе.
  2. Во втором деле водитель такси завладел забытым телефоном одного из пассажиров.

Суды такие действий Галимьяновой А. В. и водителя такси квалифицировали как кражу.

Рассматривая жалобы, Конституционный Суд РФ указал:

Несовершение таких активных действий, направленных на возвращение имущества владельцу, хотя и является по общему правилу неправомерным, но не предопределяет вывод о наличии признаков преступления.

Если лицо, обнаружившее найденную вещь, наряду с невыполнением (воздержанием от) действий, предусмотренных статьей 227 ГК Российской Федерации, совершает сокрытие найденной вещи (в тайнике, в своих вещах, в одежде, путем передачи другому лицу в целях сокрытия и т.д.) либо сокрытие (уничтожение) признаков, позволяющих индивидуализировать это имущество или подтвердить его принадлежность законному владельцу (вытаскивает сим-карту из телефона, снимает чехол и т.д.), то такое активное поведение может свидетельствовать о возникшем умысле на хищение этого имущества и о наличии корыстной цели, а потому деяние, начавшееся как внешне правомерная находка, может перерастать в преступление.

Также Конституционный Суд РФ указал, что законодатель вправе конкретизировать составы преступлений, предметом которых являются потерянные вещи.

Меню